Опрос


__________________________________






____________________________________

______________________________

_____________________________

_______________________________







Главная | Пресс-центр | Интервью руководства | Задача – перейти на российскую спутниковую систему

Задача – перейти на российскую спутниковую систему

26 Января 2016

Артем ВИЛКИН, Начальник ФГБУ «Центр системы мониторинга рыболовства и связи»

Отраслевая система мониторинга занимает важнейшее место в регулировании рыбохозяйственного комплекса. С одной стороны, ОСМ непосредственно соприкасается с жизнью каждого предприятия, аккумулируя ежесуточные отчеты промысловых судов, с другой – накопленная информация ложится в основу принятия решений на самом высоком уровне. Поэтому любые изменения в части мониторинга привлекают повышенное внимание рыбацкого сообщества. В начале года таким поводом для волнения стало письмо Росрыболовства, предупреждавшее о грядущем исключении радиомаяков спутниковой системы «Аргос» из перечня оборудования, которое можно использовать в качестве ТСК. В какую сторону будет эволюционировать ОСМ, когда же электронный промысловый журнал с мониторов разработчиков переберется на рыбопромысловые суда и почему контролеров внезапно перестал устраивать «Аргос», в интервью Fishnews рассказал начальник ФГБУ «Центр системы мониторинга рыболовства и связи» Артем Вилкин.

– Артем Сергеевич, на нынешнем этапе какие направления в работе Центра системы мониторинга рыболовства и связи вы считаете приоритетными?

– Начнем с того, что, если проанализировать предыдущую деятельность ЦСМС, станет понятно, что централизованным долгосрочным планированием развития как самого учреждения, так и основных направлений его деятельности никогда не занимались. Поэтому для нас принципиально было сформировать план работы на 2016 год. Он носит скорее тактический характер, потому что в условиях утвержденного финансирования в текущем режиме сложно кардинально изменить ситуацию. Однако к маю, когда начнутся бюджетные проектировки на предстоящий период, мы ставим задачей подготовить долгосрочный план развития ЦСМС до 2020 года, а может и на более отдаленную перспективу.

На данный момент в деятельности ЦМСМ можно выделить два приоритетных направления – помимо отраслевой системы мониторинга это еще и безопасность мореплавания, а точнее объекты ГМССБ, которые находятся в нашем ведении. К сожалению, ОСМ как обширный программно-аппаратный комплекс на протяжении длительного времени формировалась хаотично и порой сильно напоминает лоскутное одеяло, более того, отсутствует описательная документация, инструкции по эксплуатации и т.п. Наша задача – привести ее к унификации, добавить описательную часть, убедиться, что все используемые программные средства надлежащим образом зарегистрированы и работают корректно. Не менее важно облегчить в целом структуру использования ОСМ: уйти от громоздкой схемы с использованием «информационных узлов», перейти к использованию портальных решений, максимально упростить интерфейс и сделать его более понятным для пользователей.

Схожий посыл содержат и поручения президента по итогам президиума Госсовета в части, касающейся создания единой информационной системы для органов власти и хозяйствующих субъектов для принятия решений в области рыболовства и рыбоводства. На наш взгляд, эта единая информационная система не что иное, как отраслевая система мониторинга. Потому что уже сегодня ОСМ включает в себя множество механизмов по накоплению и предоставлению этой информации. Даже государственный рыбохозяйственный реестр частично формируется за счет информации из ОСМ. Поэтому мы на всех уровнях говорим о том, что надо не создавать еще что-то параллельно, а формировать единую информационную систему на основе уже созданной и действующей ОСМ. И мы обязательно будем учитывать это при долгосрочном планировании.

По ГМССБ нам бы очень хотелось перейти от регулярной ликвидации критических ситуаций, в основном связанных с почтенным возрастом и аварийным состоянием объектов, к более плановой деятельности. В госпрограмме «Развитие рыбохозяйственного комплекса до 2020 года» заложено пять береговых объектов ГМССБ, которые требуют незамедлительной реконструкции и технического перевооружения. По двум из них – в Калининграде и камчатском поселке Озерное – уже заканчивается проектирование. Мы надеемся вскоре получить положительное заключение экспертизы и перейти к заключению контрактов на строительство и поставку оборудования, монтаж, наладку и т.д. Кроме того, в программе у нас Сахалин, Владивосток и еще один объект на Камчатке, находящийся непосредственно в Петропавловске-Камчатском.

Также наши планы включают в себя оптимизацию структуры учреждения, большой объем подготовки нормативных актов, внедрение отечественных спутниковых систем, дальнейшее развитие web-технологий при взаимодействии с пользователями и многое другое.

– В поручения президента по итогам Госсовета по вопросам развития рыбохозяйственного комплекса вошел пункт о внедрении электронного промыслового журнала. Проект поправок в закон о рыболовстве, предусматривающий ведение ЭПЖ, необходимо разработать уже к ноябрю текущего года. В какой стадии находится работа над системой ЭПЖ и когда планируется перейти к ее установке непосредственно на судах рыбопромыслового флота?

– Как вы знаете, работы по электронному промысловому журналу начались очень давно. С тех пор проведено две тестовых эксплуатации – сначала в Северном бассейне, а потом и в Дальневосточном, с учетом этого изучения осуществлялись доработки. Поэтому можно говорить о том, что электронный промжурнал находится в очень высокой стадии готовности. Разрабатывается график его ввода в эксплуатацию, в том числе с учетом подготовки нормативной документации.

Дело в том, что процесс перехода к электронной отчетности в значительной степени сдерживается отсутствием ЭПЖ в нормативной базе. Пока электронный журнал не будет прописан в законе, у нас нет оснований для его внедрения на промысловых судах. Однако в связи с тем, что такой законопроект уже подготовлен и сейчас проходит согласование, думаю, что все сроки будут выдержаны. Тем более что в этом заинтересованы не только регулятор и контролер, но и судовладельцы, поскольку ЭПЖ, как нам представляется, в значительной степени упростит подачу ССД и другой информации.

На сегодняшний день, не дожидаясь выхода нормативных документов, мы с руководством Росрыболовства достигли согласия в том, чтобы в этом году по договоренности с несколькими рыбопромышленными компаниями начать тестовую эксплуатацию ЭПЖ.

– Во время проверки в 2015 году у Счетной палаты возник ряд претензий к ЭПЖ. Что было сделано для их устранения? И как дорого обойдется бизнесу переход на новые технологии ведения промысловой отчетности

– Действительно, у Счетной палаты, которая проводила проверку совместно с ФСБ, были замечания, в том числе относительно ЭПЖ. В основном они носили технический характер, например, оборудование, которое предлагалось ранее, не было протестировано на электромагнитную совместимость с судовым оборудованием – это крайне важно для безопасности судоходства. Нам также указали на необходимость доработки некоторых аспектов по использованию электронной подписи и удостоверяющему центру.

Что касается программного компонента, то мы по сути заново переписали его, с учетом замечаний Счетной палаты и практических результатов опытной эксплуатации. В корне изменились принципы формирования ЭПЖ – мы пришли к выводу, что его необходимо создавать на основе уже существующих программных и аппаратных платформ. Долго искать не пришлось, мы остановили выбор на программных средствах «1С». Это логичное решение, поскольку эти программы используются для бухгалтерского учета и отчетности в большинстве компаний.

Вы не зря упомянули о цене вопроса. Аппаратные решения, разработанные изначально, на наш взгляд, получились слишком дорогостоящими и громоздкими. Поэтому мы сейчас анализируем, какая аппаратура, подходящая для установки ЭПЖ, наиболее распространена на судах, чтобы судовладельцам не пришлось нести лишние траты. Мы протестировали ЭПЖ на судовом оборудовании и убедились, что все работает.

При дальнейшей работе над аппаратной составляющей мы будем исходить из того, чтобы, во-первых, соблюдались все требования по электромагнитной совместимости, во-вторых, аппаратура не должна быть очень дорогой и, в-третьих, она должна предусматривать модульность. Таким образом, можно будет стартовать с минимальной комплектации – в зависимости от типа судна и задач, которые надо будет решать, – и при необходимости наращивать аппаратную часть, расширяя ее возможности. Мы пытаемся максимально удешевить этот вариант использования ЭПЖ для бизнеса, но так, чтобы это не сказалось на качестве сбора информации.

Если рассматривать более отдаленные перспективы развития ЭПЖ, то мы видим широкие возможности для его применения не только в морском рыболовстве, но и при промысле во внутренних водоемах. При этом существенную роль должны играть портальные решения. Мы понимаем, что при рыбалке на пресноводных объектах нет смысла устанавливать на маломерные суда дорогостоящую аппаратуру. Рыбак должен иметь возможность выйти на лов, вернуться и внести всю информацию уже в конторе на берегу. Аналогичную технологию хотелось бы распространить и на сферу аквакультуры, на товарное рыбоводство, чтобы в конечном счете создать систему полного учета рыбной промышленности.

– В конце декабря появилась информация, взволновавшая рыбацкие объединения: о том, что судовладельцы до 31 марта 2016 года должны заменить радиомаяки системы «Аргос», используемые в качестве ТСК. С чем связана такая необходимость и чем она регламентирована?

– Думаю, все уже знают о том, что позиционирование через систему «Аргос», по мнению Счетной палаты и ряда контролирующих органов, не соответствует российскому законодательству. Дело в том, что «Аргос» не имеет оператора на территории Российской Федерации. Эта система поддерживается космическими агентствами целого ряда стран – Франции, Индии, ЕС, но ведущая роль в ней принадлежит двум американским ведомствам – NASA и NOAA. Исторически так сложилось, что ЦСМС заключает контракты с иностранной компанией Collecte Localisation Satellites (C.L.S.), которая является по сути дочерней компанией французского космического агентства CNES. Контракт валютный, соответственно, нынешние колебания курса существенно бьют по федеральному бюджету.

Но основная претензия заключается в том, что у системы «Аргос» раньше существовали две станции сопряжения для приема спутникового сигнала на территории РФ – в Мурманске и на Камчатке. Со временем по неясным причинам эти станции были отключены, соответственно, вся информация о позиционировании судов рыбопромыслового флота сначала поступает во французский город Тулуза, где обрабатывается, и уже оттуда наземными каналами связи передается в наши региональные центры мониторинга.

Такая схема, по мнению и ФСБ, и Счетной палаты, не отвечает логике российского законодательства. Более того, она допускает возможность корректировки данных, передаваемых в Россию, на этапе обработки в Тулузе, причем мы даже никогда не узнаем, что их отредактировали. И есть возможность передать данные кому-то еще.

В прошлом году, получив представление Счетной палаты, мы сразу же направили письмо в компанию C.L.S., где указали, требования каких документов они нарушают. Мы подтвердили, что хотим продолжить сотрудничество по «Аргосу», и попросили привести их деятельность на территории России в соответствие с нашим законодательством. Проще говоря, вновь запустить станции сопряжения, обеспечить поступление данных со спутников на территорию РФ и, возможно, создать дочернюю компанию с российской регистрацией.

На это мы получили достаточно пространный ответ, суть которого сводилась к тому, что деятельность C.L.S. полностью соответствует российскому законодательству. После этого нам пришлось вести с Росрыболовством, с представителями Минкомсвязи и Минтранса напряженную дискуссию, в ходе которой мы искали пути решения этого вопроса. Итогом всех этих мероприятий стало то самое рекомендательное письмо, которое наделало столько шума.

Конечно, рыбаки могут выражать недовольство, но хочу обратить внимание, что Росрыболовство все-таки смогло договориться с контролирующими органами о переходном периоде. Ведь на самом деле использование системы «Аргос» на территории РФ с 1 января 2016 года предписано приостановить. Мы с немалым трудом смогли убедить все заинтересованные органы, которые регулируют эту сферу деятельности, что нам нужен переходный период, хотя бы один квартал.

Может быть, кто-то считает, что это недостаточный срок. Но по факту рыболовецкое сообщество более чем за три месяца проинформировали о том, что сложилась ситуация, когда нужно переходить с одной системы на другую. Рыбаков предупредили, что сейчас формируется новый приказ Минсельхоза, который устанавливает перечень ТСК, и сразу указали, какие станции туда не войдут. То есть Росрыболовство полностью руководствовалось интересами рыбопромышленников, а не просто выпустило приказ и умыло руки.

Самое интересное, что сейчас в C.L.S. внезапно выразили готовность пойти нам навстречу, предложили провести переговоры и детально обсудить ситуацию. Остается вопросом, почему нельзя было сделать это раньше. В начале февраля мы планируем встретиться с руководством компании-оператора, и хочется надеяться, достигнем каких-то конкретных договоренностей по дальнейшему использованию системы «Аргос». Хотя многое будет зависеть от того, насколько расторопно они будут действовать.

– По словам рыбаков, одной из проблем является совпадение сроков переходного периода с охотоморской минтаевой путиной, когда большая часть дальневосточного флота, особенно крупнотоннажного, находится в районе промысла, тогда как замена ТСК требует захода в порт. Как быть в этом случае?

– Во-первых, эксперты как раз и ориентировались на 31 марта с учетом того, что путина подойдет к концу и суда должны возвращаться. Во-вторых, какая-то часть судов даже во время минтаевой путины все равно заходит в порты, соответственно, у нее есть возможность протестировать ТСК или установить новое оборудование. В-третьих, мы готовы идти навстречу и вести переговоры с судовладельцами о том, каким образом выйти из этой ситуации, если судно действительно постоянно находится в море и в порт заходить не планирует, а также проводить тестирование очень оперативно, существенно сократив нормативные сроки.

Мы неслучайно предложили использовать в качестве средств ТСК станции «Инмарсат» и АИС. В отличие от «Аргоса» спутниковая система «Инмарсат» соответствует российскому законодательству. Прежде всего, у нее есть две станции сопряжения на территории нашей страны, то есть спутниковый сигнал поступает в Россию напрямую. Потом ее оператором является ФГУП «Морсвязьспутник», подведомственное Минтрансу, соответственно, контракт у нас с российским оператором. «Инмарсат» – международная спутниковая система, где есть и российский сегмент космической группировки.

Еще более важно, что «Инмарсат» и ее судовые земные станции используются при подаче сигнала бедствия, значит, ими по умолчанию должно быть оборудовано любое судно, которое находится в море. Фактически станция может уже стоять на судне, просто судовладелец не заявлял ее к тестированию как ТСК в региональном центре мониторинга. Поэтому разговоры о глобальных расходах – это все-таки преувеличение. Хотя, конечно, кому-то потребуется обновить или заменить оборудование, но далеко не всем.

– Многие судовладельцы высказывают обеспокоенность, не придется ли им через полгода-год вновь в спешном порядке менять аппаратуру «Инмарсат» уже на российский аналог.

– Если говорить об основном посыле, то, безусловно, в перспективе наша задача – перейти на российскую спутниковую систему. Росрыболовство анонсировало в этом качестве отечественную систему «Гонец». Уже можно утверждать, что в любом случае эти станции войдут в перечень ТСК, утвержденный новым приказом Минсельхоза.

Как известно, в конце декабря госкомиссия приняла в эксплуатацию спутниковую группировку второго поколения «Гонец», которая постоянно поддерживается и даже наращивается. Поэтому проблем с глобальным покрытием нет, та нормативная частота передачи сигнала, которая нам необходима, обеспечивается.

В течение 2015 года с помощью нашего камчатского филиала мы провели испытания судовой станции «Гонца» по приему сигнала и в декабре получили отчет, на основании которого сформулировали конкретные замечания для разработчиков. Они касаются электропитания, защиты корпуса от невмешательства, чтобы не допустить фальсификации данных, и т.д. С учетом этих рекомендаций производитель сейчас дорабатывает станцию и к маю должен получить одобрение морского регистра. После этого радиооборудование можно будет абсолютно законно устанавливать и использовать на судах.

В пользу «Гонца» говорит и то, что стоимость передачи данных будет однозначно дешевле, чем у «Инмарсат». Напомню, что помимо передачи данных о позиционировании, через спутниковую связь будет передаваться трафик ЭПЖ. Если сравнивать цены на «железо», то для «Инмарсат» они колеблются между 1850 и 5000 долларов, тогда как судовая станция «Гонец», по уверениям разработчика, будет стоить в диапазоне от 60 до 80 тыс. рублей. Что касается доступности российского решения, потенциал производства этих станций – до 3,5 тыс. штук в месяц. Этого количества с избытком хватит, чтобы оборудовать весь наш флот, так что перебоев с поставками аппаратуры быть не должно.

Отдельно отмечу, что отказываться от используемой системы «Инмарсат» не планируется. Стратегически мы планируем предложить основываться на двух системах «Гонец» и «Инмарсат». Принудительной замены всех ТСК на «Гонец» также не предусматривается. Это произойдет естественным эволюционным путем. Уже сегодня многие суда оснащены двумя, а иногда и тремя ТСК. Таким образом, со второго полугодия можно будет приобретать ТСК «Гонец» в качестве дублирующего устройства.

Анна ЛИМ, газета « Fishnews Дайджест»

Источник: Fishnews

Январь 2016 г.